Внутренний мир русской избы

Жилья с локоток, а житья с ноготок

DSC_0363Интерьер крестьянского жилища, который можно встретить и в наше время, складывался на протяжении столетий. Ввиду ограниченности пространства планировка дома была очень рациональной. Итак, открываем дверь, пригибаясь, входим…

Дверь, ведущая в избу, делалась невысокой с приподнятым порогом, что способствовало большему сохранению тепла в доме. Кроме того, гость, входя в избу, волей-неволей должен был поклониться хозяевам и иконам в красном углу – обязательному атрибуту крестьянской избы.

Основополагающим при планировании избы было расположение печи. Печь играла в доме самую главную роль, да и само название «изба» происходит от древнерусского «истьба, истобка», то есть топить, истопить.

Русская печь кормила, обогревала, лечила, на ней спали, а в некоторых даже мылись. Уважительное отношение к печи выразилось в пословицах и поговорках: «Печь нам мать родная», «На печи все красное лето», «Словно на печи погрелся», «И по летам, и по годам – одно место – печь». В русских загадках спрашивается: «Что из избы не вытащишь?», «Чего в избе не видно?» — тепла.

DSC_0622В центральных районах России печь стояла обычно в правом углу от входа. Такую избу называли «пряхой». Если печь располагалась слева от входа, то изба называлась «непряхой». Дело в том, что напротив печи у длинной стороны дома всегда находилась так называемая «долгая» лавка, на которой женщины пряли. И в зависимости от расположения этой лавки по отношению к окном и ее освещенности, удобству для прядения, избы и нарекались «пряхами» и «непряхами»: «Не с руки прясть: правая рука к стене и не по свету».

Часто для сохранения формы глинобитной избы в ее углы помещали вертикальные «печные столбы». Один из них, который выходил к центру избы, ставили всегда. От него к боковой передней стене перекидывали широкие брусы, вытесанные из дуба или сосны. За постоянно черный от сажи цвет их называли воронцами. Располагались они на высоте человеческого роста. «Стоит Яга, во лбу рога» — загадывали загадку про воронцы. Тот из воронцов, который шелк длинной боковой стене, назывался «палатным брусом». Второй воронец, шедший от печного столба к передней фасадной стене, называли «чуланным, пирожным брусом». Он использовался хозяйкой в качестве полки для посуды. Таким образом, оба воронца обозначали границы функциональных зон избы, или углов: по одну сторону от входа печной и стряпной (бабий) куты (углы), по другую – хозяйский (палатный) кут, и красный, или большой, верхний угол с иконами и столом. Старинная поговорка, «Не красна изба углами, красна пирогами» подтверждает деление избы на разные по своему значению «углы».

DSC_0618Задний угол (у входной двери) исстари был мужским. Здесь находился коник — короткая широкая лавка, врубленная вдоль задней стены избы. Коник имел форму ящика с откидной плоской крышкой. От двери (чтобы не дуло ночью) коник отделялся вертикальной доской-спинкой, которой часто придавали форму конской головы. Это было рабочее место мужчины. Здесь плели лапти, корзины, ремонтировали конскую упряжь, занимались резьбой и т.д. Под коником в ящике хранили инструменты. Женщине на коник садиться было неприлично.

Этот угол называли еще полатным кутом, т.к. здесь, прямо над дверью, под потолком, возле печи устраивались специальные настилы – полати. Одним краем полати врублены в стену, а другим опираются на полатный брус. На полатях спали, залезая туда с печи. Здесь сушили лен, пеньку, лучину, на день убирали туда постельные принадлежности. Полати были самым любимым местом детворы, т.к. с их высоты можно было наблюдать за всем, что происходит в избе, особенно во время праздников: свадеб, посиделок, гуляний.

В подпорожье мог войти любой добрый человек без спроса. Без стука в дверь, но за полатный брус гостю по его воле ходу нет. Ожидание приглашения хозяев войти в следующий кут – красный при низких полатях было крайне неудобным.

DSC_0149Бабий или печной угол — царство женщины-хозяйки «большухи». Здесь у самого окна (у света) против устья печи всегда ставили ручные жернова (два больших плоских камня), поэтому угол называли еще “жерновым”. Вдоль стены от печи к передним окнам шла широкая судная лавка, иногда ставился небольшой стол, на который выкладывался горячий хлеб. На стене висели наблюдники — полки для посуды. На полках стояла разнообразная утварь: деревянные блюда, чашки и ложки, глиняные плошки и горшки, железные сковороды. На лавках и полу – молочная посуда (крынки, кувшины), чугуны, ведра, кадки. Иногда бывала медная и оловянная посуда.

В печном (кутном) углу женщины готовили пищу, отдыхали. Здесь во время больших праздников, когда собиралось много гостей, накрывался отдельный стол для женщин. Мужчины даже своей семьи зайти в печной угол без особой надобности не могли. Появление же там постороннего мужчины расценивалось как грубое нарушение заведенных правил (традиций).

Жерновой угол считался грязным местом, в отличие от остального чистого пространства избы. Поэтому крестьяне всегда стремились отделить его от остального помещения занавесом из пестрого ситца, цветной домотканой или деревянной переборкой.

Будущая невеста во время всего сватовства должна была слушать разговор из бабьего угла. Оттуда она выходила и во время смотрин. Там ожидала приезда жениха в день свадьбы. И выход оттуда в красный угол воспринимался как уход из дома, прощание с ним.

Дочку в колыбельку — приданое в коробейку.

В бабьем углу висит на длинном шесте (очепе) и колыбель. Шест, в свою очередь, продевается в кольцо, вделанное в потолочную матицу. В разных областях колыбель изготавливают по-разному. Она бывает целиком плетенной из прутьев, бывает с боковиной из луба, с дном матерчатым или плетеным. И называют ее тоже по-разному: люлька, зыбка, колыска, колубалка. К колыбели привязывалась веревочная петля или деревянная педаль, которая позволяла матери качать ребенка, не отрываясь от работы. Висячее положение колыбели характерно именно для восточных славян – русских, украинцев, белорусов. И это связано не только с удобством, но прежде всего с народными поверьями (стоящая на полу люлька появляется много позже). По представлениям крестьян отрыв ребенка от пола, «низа», способствовал сохранению в нем жизненной силы, потому что пол воспринимался как граница между миром людей и подпольем, где обитает «нечистая сила» – домовой, умершие родственники, привидения. С целью защиты ребенка от нечисти под колыбель клали колющие предметы: нож, ножницы, веник и др.

DSC_0605Парадной, центральной частью избы был красный угол. Красный угол, как и печь, являлся важным ориентиром внутреннего пространства избы.
Как бы ни располагалась в избе печь, красный угол всегда находился по диагонали от нее. Красный угол всегда хорошо освещался, так как окна прорубались в обеих стенах, составляющих этот угол. Обращен он был всегда «на солнце», т.е. на юг или восток. В самом углу, сразу под полавочником помещали божницу с иконами и лампадкой, отчего угол еще назывался “святым”. На божнице хранилась святая вода, освященные верба и пасхальное яйцо. Непременно лежало перышко для обметания икон. Считалось, что икона должна обязательно стоять, а не висеть. Сюда же, за иконы, складывали счета, долговые расписки, платежные тетради и т.д.

Сверху на божницу вешалась занавеска или “божник”. Так называли специально вытканное и вышитое узкое, длинной полотенце (20-25 см * 3-4м). Его украшали вдоль одной стороны и на концах вышивкой, тканым орнаментом, лентами, кружевами. Вешали божник так, чтобы прикрыть иконы сверху и с боков, оставив открытыми лики.

Трапезная, освященная святынями – вот что такое красный угол. Как жилое помещение православного христианина считается символом православного храма, так и Красный угол рассматривается как аналог алтаря, самое важное и почетное место в доме.

Вдоль стен (передней и боковой) красного угла шли лавки. Вообще лавки устраивали вдоль всех стен избы. Они не принадлежали к мебели, но являлись неотъемлемой частью сруба и были прикреплены к стенам неподвижно. Одной стороной они врубались в стену, а с другой поддерживались подлавниками, выпиленными из досок. К краю лавки пришивали тесину, украшенную резьбой. Такая лавка называлась опушенной, или «с навесом», «с подзором». На них сидели, спали, хранили вещи. Каждая лавка имела свое назначение и название. Слева от двери находилась лавка задняя, или пороговая. Ее-то и называли коником. За ней, вдоль левой длинной стороны избы, от коника к красному углу шла лавка долгая, отличавшаяся от других своей длиной. Подобно печному куту, эта лавка традиционно считалась женским местом. Здесь шили, вязали, пряли, вышивали, занимались рукоделием. Поэтому эту лавку называли еще бабьей.
Вдоль передней (фасадной) стены, от красного угла к печному, была лавка короткая (она же красная, передняя). На ней во время семейной трапезы сидели мужчины. От передней стены к печи шла лавка судная. Зимой под этой лавкой, забранной решетками, держали кур. И, наконец, за печью, до двери, шла лавка кутная. На нее ставили ведра с водой.

DSC_0363В красном углу у сходящихся лавок (долгой и короткой) всегда ставили стол. Стол всегда был прямоугольным по форме с мощным подстольем. Столешницу почитали «божьей ладонью», дающей хлеб. Поэтому стучать по столу считалось грехом. В народе говорили: «Хлеб на стол, так стол – престол, а хлеба ни куска – так и стол – доска».

Покрывался стол скатертью. В крестьянской избе скатерти изготавливали из домотканины как простого полотняного переплетения, так и выполненной в технике бранного и многоремизного ткачества. Используемые повседневно скатерти сшивали из двух полотнищ пестряди, как правило с клетчатым узором (расцветка самая разнообразная) или просто грубого холста. Такой скатертью накрывали стол во время обеда, а после еды или снимали, или покрывали ею хлеб, оставленный на столе. Праздничные скатерти отличались лучшим качеством полотна, такими дополнительными деталями как кружевная прошва между двумя полотнищами, кисти, кружево или бахрома по периметру, а также узором на ткани.

В красном углу происходили все значимые семейные события. Здесь выкупали невесту, отсюда ее увозили на венчание в церковь, в доме жениха ее сразу вели тоже в красный угол. Во время уборки урожая первый и последний сноп торжественно устанавливали в красном углу. Во время строительства избы, если под углы первого венца клали монеты на счастье, то под красный угол клали самую крупную. Этот угол избы всегда старались особо украсит и держать в чистоте. Само название «красный» означает «красивый», «светлый». Он является самым почетным местом в доме. Согласно традиционному этикету, человек, пришедший в избу, мог пройти туда только по особому приглашению хозяев.

Входящие в избу, прежде всего, обращались к красному углу и осеняли себя крестным знамением. Русская пословица гласит: «Первый поклон – Богу, второй – хозяину с хозяйкой, третий – всем добрым людям».

Место за столом в красном углу под образами было самое почетное: здесь сидел хозяин, или почетный гость. «Красному гостю – красное место». Каждый член семьи знал свое место за столом. Старший сын хозяина сидел по правую руку от отца, второй сын — по левую, третий – рядом со старшим братом и т.д. «Каждый сверчок знай свой шесток». Место хозяйки за столом в торце стола со стороны бабьего кута и печи – именно она жрица домашнего храма. Она общается с печью и огнем печи, она заводит квашню, сажает в печь тесто, вынимает его претворенным в хлеб.

Кроме лавок в избе были передвижные приставные скамьи. Место на лавке считалось более престижным, чем на скамье; гость мог судить об отношении к нему хозяев смотря по тому. Куда его усаживали – на лавку или на скамью.
Лавки обычно покрывали специальной тканью – полавочником. И вообще, вся изба убрана предметами домашнего ткачества: полати и лежанку на печи закрывают цветные занавеси, на окнах – занавески из домотканой кисеи, на полу – разноцветные половики. Подоконники же украшает милая крестьянскому сердцу герань.

Между стеной и тыльной или боковой стороной печи находилось запечье. При расположении за печью там хранили конскую упряжь, если сбоку, то обычно кухонную утварь.

С другого боку печи, рядом с входной дверью, пристраивался голбец, — особая деревянная пристройка к печи, по лестнице которой спускались в подклеть (подпол), где хранились припасы. Голбец служил также местом отдыха, особенно старых и малых. Кое-где высокий голбец был заменен коробом – «западней», высотой 30 сантиметров от пола, с задвижной крышкой, на которой также можно было спать. Со временем спуск в подклет переместился перед устьем печи, и попасть в него можно было через дыру в полу. Печной угол считался местом обитания домового – хранителя домашнего очага.

С середины XIX в. В крестьянском жилище, особенно у зажиточных крестьян, появляется парадное жилое помещение – горница. Горница могла быть летним помещением, в случае всесезонного использования она отапливалась печью голландкой. Горницы, как правило, имели более красочный интерьер, чем изба. В интерьере горниц использовались стулья, кровати, горки сундуков.

Интерьер крестьянского дома, складывающийся веками, представляет наилучший образец сочетания удобства и красоты. Здесь нет ничего лишнего и всякая вещь на своем месте, все под рукой. Главным критерием крестьянского дома было удобство, чтобы человек мог в нем жить, работать и отдыхать. Однако в устройстве избы нельзя не увидеть и свойственную русскому народу потребность в красоте.
В интерьере русской избы главенствует горизонтальный ритм мебели (лавки, полати, полки) Объединяет интерьере единый материал, приемы столярной обработки. Сохранялся естественны цвет древесины. Ведущей цветовой гаммой была золотисто-охристая (стены избы, мебель, посуда, утварь) с введением белого и красного цветов (белыми были полотенца на иконах, красный цвет небольшими пятнами сверкал в одежде, полотенцах, в растениях на окнах, в росписи домашней утвари).

 

Comments are closed.