Крестьянский дом

DSC_05711111

Что же из себя представляет традиционное жилище русского крестьянина?

Его формы, конструкция и строительные материалы выверены веками и были продиктованы природно-географическими условиями России. Строительного камня в стране было мало, а в условиях суровой и долгой зимы каменное строение потребовало бы большого количества дров, что крестьянину, пользуясь одним лишь топором, заготовить было просто не под силу.

Единственной альтернативой камню было дерево – более доступный и хорошо удерживающий тепло материал. Исстари повелось строить крестьянские дома из боровой сосны или ели. Причина тому – отменные строительные качества этих пород деревьев – толщина и длина стволов, их прямостойкость, смолистость, а, следовательно, прочность, лёгкость обработки и  так далее.

Главным инструментом при постройке всех русских деревянных сооружений был топор, поэтому говорят не «построить», а «срубить» дом. Пилу стали применять только в конце XVIII века. Изба рубилась из крупных, до трёх саженей длиной (около 6,36 метра) круглых брёвен, которые по четыре соединялись в четырёхугольник – венец. Воздвигая венец на венец, получали сруб дома, который затем крыли двускатной крышей.

Часто крыша имела берестяную основу (для этого широкие полосы бересты долго варили в воде, пока они не становились эластичными и прочными), а сверху сооружали плотное соломенное (из ржаной соломы) покрытие. Реже, у богатых крестьян и однодворцев, крыши покрывались тёсом или дранью – широкой и длинной щепой. («Всякая избушка своей кровлей крыта», «Всего дороже честь сытая, да изба крытая».)

Сруб нижнем венцом (самым мощным, из толстых брёвен) опирался на фундамент – деревянный, например, из вкопанных пней, или каменный, который в свою очередь обязательно утеплялся завалинкой. Изба имела деревянный пол из полубрёвен или тёсаных толстых досок, а потолки появились лишь во второй половине XVIII века.

Строительство дома было не только очень важным событием для любой крестьянской семьи, но и достаточно трудным делом. Членом одной семьи с таким объемом работ было не справиться. Поэтому некоторые этапы работ производились «пОмочью, толокой». «Помочь» — это общественная бесплатная работа в пользу одной крестьянской семьи. На строительство собиралась вся деревня и даже округа. Об этом очень древнем обычае говорится в старинной пословице: «Кто на помочь звал, тот и сам иди». Для всей «пОмочи» крестьянин должен был устроить угощение.

Каждый шаг в строительстве сопровождался особыми обрядами, в каждой местности имеющими свои отличия. Обращалось внимание на множество примет, связанных с выбором места под избу, тщательно исполнялись обряды при закладке дома, установке потолочной балки – матицы, возведении крыши и так далее. Во многих деревнях во время строительства в будущий красный угол ставили молодое дерево с иконкой (рябину, ёлку, берёзу, дуб), чтобы в новом жилище были здоровы хозяин и всё семейство. Под углы дома принято было класть деньги и зерно – для богатства, шерсть – для тепла, ладан – для святости. Каждый этап строительства предусматривал угощение для плотников. Так, среди прочего, отмечали закладку «окладного» (первого) бревна. В этот день пиво варили и пироги пекли, пировали вместе с плотниками – называется «окладно». Когда стены срубят до крыши и положат потолочные балки, матицу, — опять плотникам угощение, «матешно».  И третье празднуют – «мурлаты»,  когда стропила под крышу выгородят. Крышу тесом закроют, да сверху «князевое» бревно утвердят, опять пирогами и домашним пивом плотников чествуют, называется «князево».

DSC_0458Русская изба, как правило, состояла из одного «покоя», или помещения. В редком доме было два покоя. Иногда крестьянский дом имел не только «жилую избу», но и холодную горницу, или клеть, отделяемую от теплой избы сенями. В ряде областей сени называли иначе – мост. Вся эта комбинация сооружений называлась «связью», так как была под единой крышей. Клеть служила не только для «поклажи всякой рухляди», но и как дополнительное жилое помещение в теплое время года. Сбоку к избе приставлено крыльцо, иногда высокое, столбовое (в случае, если изба строилась с подклетом, который служил кладовой), иногда низкое «невнятное».

Основным компонентом русской избы была печь. Печи были очень большими, и поэтому ставили их на отдельный фундамент, чтобы печь не покосила избу. Как правило, он представлял собой небольшой сруб, опечье, подпечье, набитый песком, камнями, битым кирпичом и т.д. Сама печь сооружалась либо из глины (печь «битая»), либо из кирпича. Устье печи имело большой шесток (площадка перед устьем – «поставила корчагу на шесток»), составляющий единую плоскость с подом печной топки.

DSC_0622Передняя стенка печи, имевшая арочное отверстие топки, называлась челом. На высоте 1,5-2х метров печь завершалась плоской поверхностью, которая служила лежанкой.

Традиционно изба топилась «по-черному» (печь не имела дымохода), когда дым из устья печи выходил («курился», отсюда название «курнАя» изба») прямо в жилое помещение и только потом через отверстия в крыше «дымники» со  специальными деревянными трубами выводился наружу. Иногда дым выпускали через дымоволок – отверстие в стене фронтона под самым коньком крыши. Также для выхода дыма в верхних венцах сруба прорубалось волоковое окно, которое изнутри закрывалось (заволакивалось) тесовой  задвижкой, выполненной из доски. Таким образом, дым оставлял в избе все свое тепло и уже охлажденным покидал помещение («Дымно, да сытно»).

Топка по-черному была обусловлена суровыми климатическими условиями: долгая и морозная зима, холодные осенние и весенние периоды. Такой способ топки печи, даже при открытых дверях и окнах, быстро нагревал помещение при сравнительно небольшом расходе дров. Неудобства, связанные с этим способом топки печи, сказывались не столь ощутимо, так как нижний уровень дымового слоя во время топки в помещении без потолка был на довольно большой высоте и позволял находиться в избе. К тому же дым, обладающий асептическими свойствами, дезинфицировал помещение, сводя к минимуму число тараканов, клопов, гнуса и т.п., а многочисленные эпидемии чумы, которые часто свирепствовали в Европе и были причиной огромных потерь среди населения, в России не нанесли такого большого ущерба. Древняя русская пословица гласит: «Дымные горести не терпев, тепла не видали».

Сажа, которая образовывалась при топке, покрывала все пространство непосредственно под крышей дома и несколько верхних венцов, так что изба делилась на верхнюю темную закопченную («агатовую») и нижнюю – светлую.

DSC_0148В XVIII веке в практику постепенно входит топка «по-белому», т.е. стали все шире распространяться печи с кирпичными трубами, выходящими на крышу. Одновременно в избах стали появляться и потолки. Неопрятность «черных» изб сменилась «белизной» и «отменною чистотою» домов с печами, снабженных дымовыми трубами.

В это же время все чаще стали делать в избах и «красные» (косЯщатые) окна взамен «волоковых». Они были большего размера и имели настоящие рамы – «окончины».

В случае, если дом имел одно «красное» окно, то оно прорубалось в середине фасадной стены, а волоковые окна – по его сторонам на некотором расстоянии. Такое окно взяло на себя функцию общего освещения избы. На рамы натягивали «требушину коровью, сомовую или белужью кожу», вставляли слюду. Солнечные лучи, несмотря на малопрозрачные окончины, освещали не только печь, но и пространство около двери. «Красными» окна называли оттого, что они были несравненно лучше волоковых, служили украшением избы и свидетельствовали о зажиточности живущих в такой избе людей. А три косящатых окна даже в XVIII веке в русской деревне считались большой роскошью. «Где оконенки брюшинны, тут и жители кручинны» — гласит русская народная поговорка.

Окна давали мало света. И потому приходилось освещать избу дополнительно. Делалось это с помощью лучины, вставленной в светцы. Лучиной называли тонкую щепу из березы, сосны, осины, дуба, клена. Для получения тонкой (диаметром менее 1 см) и длиной (до 70 см) щепы полено распаривали в печи над чугуном с кипящей водой и надкалывали с одного конца топором. Надколотое полено затем раздирали на лучины руками и вставляли их в светцы. Простейшим светцом был стержень из кованого железа с развилкой на одном конце и острием на другом. Этим острием светец втыкали в щель между бревнами избы. В развилку вставляли лучину, а для падающих угольков подставляли корыто или другой сосуд с водой.

Иногда в избе зажигали дорогие и редкие свечи. Со свечами в темноте ходили в сени, спускались в подпол.

Свечи были сальными и восковыми. Восковые свечи использовали в основном в обрядах. Сальными свечами пользовались в быту. Для их изготовления брали говяжье, баранье, козье сало (худшим считалось свиное).

Восковые свечи выделывали катанием: воск разогревали, раскатывали, плющили его в длинную лепешку и, положив на край лепешки фитиль изо льна или пеньки, закатывали в валик.

Сальные свечи чаще были «мАканцами». Для их изготовления фитиль, перекинутый через лучину, макали в растопленное сало. Затем вытаскивали, выносили на мороз застывать и вновь макали. «Маканцы» часто получались неровными. К концу XIХ века распространяется домашнее литье свечей в металлических формах.

Comments are closed.